Взыскание убытков с заказчика

Деятельность в области государственных закупок, как и в обычной коммерческой практике, содержит риски несения убытков, в том числе и из-за неправомерных действий государственного заказчика.

Под убытками принято понимать две составляющие: реальный ущерб (те расходы, которые лицо уже понесло или будет вынуждено понести в будущем для восстановления своего нарушенного права, а также утрата или повреждения имущества) и упущенная выгода (тот доход, который лицо могло бы получить при условии исполнения второй стороной договорных отношений своих обязательств).

В случае если законом предусмотрено право контрагента на односторонний немотивированный отказ от исполнения своих обязательств по договору, то законом может быть ограничен размер убытков. Так, например, при немотивированном отказе заказчика от договора подряда, он должен возместить подрядчику убытки в пределах разницы между ценой, определенной за всю работу, и частью цены, выплаченной за выполненную работу (статья 717 Гражданского кодекса РФ). А в случае с договором возмездного оказания услуг при немотивированном отказе заказчика от него, он должен будет возместить исполнителю только фактически понесенные расходы (пункт 1 статьи 782 Гражданского кодекса РФ).

По общему правилу в случае незаконных действий контрагента по договору/ контракту с него можно взыскать убытки в полном размере, то есть возмещается как реальный ущерб, так и упущенная выгоды. Но размер убытков, подлежащих возмещению, может быть ограничен специальным законом или договором.

При исполнении обязательств по государственному контракту стоит помнить о том, что право стороны на убытки ограничено частью с частью 23 статьи 95 Закона о контрактной системе при расторжении контракта в связи с односторонним отказом стороны контракта от исполнения контракта другая сторона контракта вправе потребовать возмещения только фактически понесенного ущерба. Это означает, что не приходится рассчитывать на получение упущенной выгоды в случае с исполнением контракта в рамках Закона о контрактной системе.

И хотя в данной норме закона напрямую не установлен запрет на получение убытков в виде упущенной выгоды в случае неправомерных действий заказчика при исполнении контракта, в большинстве случаев суды толкуют это положение закона именно так. Хотя встречается и положительные судебные решения.

Рассмотрим, как складывалась судебная практика по взысканию убытков с заказчика в рамках 44-ФЗ в последние годы с 2019 по 2021 год.

Суд удовлетворил требования поставщика о взыскании с заказчика убытков в виде реального ущерба и штрафных санкций.

Между компанией и муниципальным учреждением заключен контракт на продажу жилого помещения в целях переселения гражданина из аварийного жилого фонда.

В целях исполнения своего обязательства поставщик заключил с собственником двухкомнатной квартиры договор поручения, по которому обязался осуществить продажу данной квартиры заказчику в рамках контракта.

У поставщика по условиям контракта было обязательство оплачивать коммунальные платежи вплоть до передачи жилого помещения заказчику.

Но заказчик отказался от приемки квартиры, сославшись на недостатки отделки: отсутствуют перемычки к отопительным приборам и вентили для отключения приборов отопления, высота потолка не соответствует нормативным документам в области строительства. В последующем поставщику удалось в судебном порядке признать отказ в приемке квартиры незаконным, так как недостатки были несущественными, и обязать заказчика принять квартиру.

В следующем судебном споре поставщик взыскал с заказчика неустойку в виде штрафа за нарушение заказчиком своих обязательств по контракту и свои убытки в части непокрытой штрафом. Суд посчитал, что в непосредственной зависимости от незаконных действий заказчика у поставщика возникли убытки в виде расходов на оплату коммунальных расходов с момента незаконного отказа в приемки квартиры до момента её приемки по решению суда, а также стоимость арендной платы квартиры для собственника двухкомнатной квартиры, которую поставщик продал заказчику (Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 13 марта 2020 г. по делу N А29-613/2019).

Суд взыскал с государственного заказчика в пользу поставщика убытки в виде процентов по выплаченной сумме банковской гарантии.

Организация заключила контракт с Фондом социального страхования на поставку товаров гигиены непосредственно нуждающимся гражданам. В качестве обеспечения своих обязательств по контракту была представлена банковская гарантия.

Поставщик допустил просрочку в поставке товара, ему был начислен штраф. Так как оплатить добровольно он его отказался, заказчик обратился с соответствующим требованием в банк, который выдал гарантию. Сумма по требованию была выплачена заказчику, а банк в свою очередь взыскал с поставщика данную сумму и проценты со дня списания суммы по банковской гарантии и до даты её возвращения в банк.

Вместе с тем, суд посчитал, что заказчик неверно рассчитал сумму штрафных санкций – она должна была быть значительно ниже. Соответственно, суд не только обязал заказчика вернуть часть суммы, уплаченной в качестве штрафа, но и взыскал в виде убытков часть суммы процентов, начисленных за пользование денежными средствами по банковской гарантии со дня списания суммы по банковской гарантии и до даты её возвращения в банк (Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 29 сентября 2020 г. по делу N А29-11128/2019).

Суд взыскал упущенную выгоду с заказчика в пользу исполнителя по контракту в рамках 44-ФЗ.

Предприниматель заключила контракт с детской поликлиникой на оказание услуг по обслуживанию транспортными средствами с водителем. Срок оказания услуг по контракту составлял примерно полгода и контрактом был предусмотрен общий объем услуг, которые исполнитель должен был оказать заказчику.

На протяжении нескольких месяцев предприниматель успешно оказывала услуги, заказчик их принимал без нареканий. Но за несколько месяцев до окончания срока действия контракта, заказчик заключил контракт с другой компанией на оказание аналогичных услуг и на аналогичный период. При этом контракт с предпринимателем не расторгался и объем оказываемых услуг не менялся.

Предприниматель лишилась возможности получить прибыль в полном объеме, на которую рассчитывала при заключении контракта, из-за неправомерных действий заказчика. В связи с этим, суд удовлетворил требования предпринимателя о взыскании упущенной выгоды, то есть того дохода за минусом расходов, который предприниматель могла получить, если бы заказчик не заключил новый контракт с другой организацией (Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 30 сентября 2019 г. N Ф03-4132/2019).

Предприниматель принял участие в аукционе для поставки мебели образовательным учреждениям, но его заявку заказчик признал не соответствующей требованиям аукционной документации, так как предприниматель является единственным участником компании, которая включена в реестр недобросовестных поставщиков.

Предприниматель обжаловал решение заказчика в антимонопольный орган, который встал на защиту участника закупки. Решение регионального УФАС было обжаловано в суде, но было признано им законным и обоснованным.

К моменту принятия решения антимонопольным органом контракт уже был заключен с другим участником закупки и фактически исполнен. Поэтому ему пришлось обращаться в суд с требованием о взыскании упущенной выгоды.

В суде требования участника закупки были удовлетворены. При расчете упущенной выгоды была учтена цена, предложенная им при проведении аукциона, за минусом себестоимости работ по изготовлению мебели (Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 9 июля 2019 г. N Ф09-3681/19).

Суд удовлетворил требования подрядчика о взыскании убытков из-за незаконного предъявления заказчиком требований по банковской гарантии.

Между подрядчиком и заказчиком был заключен контракт на выполнение работ по замене оконных блоков. В качестве обеспечения обязательств по контракту подрядчиком была представлена банковская гарантия.

Через некоторое время подрядчик в одностороннем порядке отказался от исполнения контракта. Заказчик, посчитав такой отказ необоснованным, предъявил требование в банк о взыскании суммы штрафа, начисленного в силу того, что подрядчик не приступал к работе.

Банк в судебном порядке взыскал с подрядчика уже не только сумму штрафа, выплаченную по банковской гарантии, но и проценты за пользование средствами, пени, штраф, государственную пошлину. Вследствие чего сумма, которую подрядчик должен был выплатить банку, была в два раза больше, чем сумма, которую банк заплатил заказчику.

Подрядчику в судебном порядке удалось доказать, что принятое им решение об одностороннем отказе от исполнения обязательств по контракту, было законным и обоснованным. В связи с этим, суд поддержал требования подрядчика о взыскании убытков с заказчика в виде суммы, которую банк взыскал с подрядчика (Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 9 февраля 2021 г. по делу N А68-3058/2020).

В судебном порядке подрядчик добился взыскания убытков в виде стоимости экспертизы проектной документации, проверки достоверности определения сметной стоимости, стоимости проектных и изыскательских работ, расходов на технологическое присоединение к электрическим сетям.

По результатам аукциона был заключен государственный контракт на выполнение работ по строительству малоэтажного жилого дома. В обязанности генерального подрядчика входило, в том числе получение исходных данных для проектирования, получение положительного заключения государственной экспертизы проектной документации и положительного заключения достоверности сметной стоимости, прохождение всех необходимых согласований проектной документации в ресурсоснабжающих организациях и получение технических условий, разработка рабочей документации.

По результатам государственной экспертизы проектной документации было получено отрицательное заключение, согласно которому документация признана несоответствующей установленным требованиям действующего законодательства РФ. Проектная документация подлежала доработке и повторному рассмотрению.

При повторном рассмотрении проектной документации государственным управлением экспертизы было заявлено об отсутствии необходимого санитарно-эпидемиологическое заключение регионального Главного государственного санитарного врача. Отсутствие указанного документа явилось единственной причиной для отказа в получении положительного заключения государственной экспертизы проектной документации.

Заказчик гарантировал проведение санитарно-эпидемиологической экспертизы проекта расчетной санитарно-защитной зоны, в связи с чем, просил подрядчика не приостанавливать разработку проектной документации. Но своего обещания заказчик так и не сдержал.

Вследствие невозможности продолжения работ, подрядчик принял решение отказаться от исполнения своих обязательств по контракту в одностороннем порядке, а также потребовал возмещения убытков в виде реального ущерба (затраты на проведение экспертизы проектной документации, проверки достоверности определения сметной стоимости, расходы на проектные и изыскательские работы, на технологическое присоединение к электрическим сетям).

Суд посчитал требования подрядчика обоснованными, так как невозможность получения положительного заключения государственной экспертизы и продолжения выполнения работ по контракту были обусловлены действиями и упущениями заказчика, который в нарушении статьи 718 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также гарантий данных истцу, свою обязанность по содействию в выполнении работ не выполнил (Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 9 июня 2020 г. N Ф09-2211/20).

Подрядчик добился взыскания с заказчика убытков в виде расходов на выполнение дополнительных работ.

Компания заключила контракт с региональным комитетом имущественных отношений на строительство здания детского сада. Но исполнить его полностью не удалось в связи с непригодностью технической документации, невозможностью выполнения работ в установленный срок из-за отсутствия временного электроснабжения и водоснабжения.

После двухлетней работы по контракту подрядчик приостановил их, а затем и отказался в одностороннем порядке от исполнения своих обязательств по контракту.

В судебном порядке был установлен факт неисполнения заказчиком встречных обязательств по контракту, в том числе не были переданы подрядчику в полном объеме техническая документация, технические условия на тепловые сети, на временное энергоснабжение, водоснабжение и водоотведение, необходимые разделы рабочей документации по тепловым сетям. Это препятствовало своевременному открытию ордера на производство работ по организации бытового городка и установке ограждения на объекте, предоставлению генерального плана.

Стоимость уже выполненных работ была компенсирована за счет авансового платежа. Но подрядчик был вынужден выполнить дополнительные работы, которые не были предусмотрены контрактом. Судебной экспертизой была установлена стоимость таких работ (по укреплению тепловой камеры, грунтового основания дороги, на обеспечение строительной площадки электроэнергией, на возведение временных зданий и сооружений).

Судом отмечено, что выполнение указанных дополнительных работ было необходимым для обеспечения годности и прочности результата работ, а расходы понесены в целях надлежащего выполнения объема работ, а также достижения и сохранения их результата. При этом подрядчику удалось доказать в судебном разбирательстве, что расходы на выполнение дополнительных работ при исполнении контракта в полном объеме были бы компенсированы за счет полученной прибыли.

А в отношении расходов на оплату банковской гарантии и страхования решения суда было отрицательным. Судом было отмечено, что возмещение заказчиком подрядчику при расторжении контракта этих затрат условиями контракта не предусмотрено. В связи с этим, данные расходы не были признаны убытками и отказано в их возмещении (Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 27 января 2020 г. по делу N А56-28085/2016).

Победитель закупки смог добиться взыскания с заказчика упущенной выгоды в связи с незаконным признанием его уклонившимся от заключения контракта.

Заказчик провел электронный аукцион, в результате которого была признана победителем компания. В качестве обеспечения обязательств по исполнению контракта победителем аукциона была представлена банковская гарантия. Но она была отклонена заказчиком, и он отказался от заключения контракта с победителем аукциона. В нарушение требований Закона о контрактной системе заказчик не уведомил компанию в письменном виде об отказе в принятии банковской гарантии и о причинах этого.

После того, как победитель аукциона узнал о том, что банковская гарантия отклонена заказчиком, в качестве обеспечения обязательств по контракту были перечислены денежные средства, а заказчику было направлено письмо с уведомлением о готовности заключить и исполнить контракт. Но заказчик на следующий день подписал контракт с другой организацией.

Необоснованность и незаконность отказа заказчика в приеме банковской гарантии были признаны антимонопольной службой.

Участник закупки смог доказать в судебном разбирательстве обоснованность своих требований о взыскании упущенной выгоды в виде прибыли, которую он смог бы получить в случае подписания и исполнения контракта. В качестве обоснования своих требований победитель аукциона, в том числе, указал на то, что с целью надлежащего исполнения своих обязательств им было освобождено производство для выполнения работ по контракту. В связи с чем, он был вынужден отказываться от контрактов с иными контрагентами (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 6 марта 2020 г. по делу N А40-92217/2019).

Несмотря на то, что суды нередко встают на сторону участников закупки в вопросе взыскания упущенной выгоды, но единого подхода в судебной практике по данному вопросу до сих пор нет. Так, часто суды отказывают во взыскании упущенной выгоды, указывая на то, что частью 23 статьи 95 Закона о контрактной системе взыскание убытков ограничено только реальным ущербом (см.например, Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 10.02.2021 N Ф07-16845/2020 по делу N А56-16579/2020, Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 8 апреля 2021 г. N Ф03-1247/2021, Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 16 марта 2020 г. по делу N А28-16600/2018, Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 24.01.2020 N Ф04-6733/2019 по делу N А46-17092/2018).

Суд обязал заказчика возместить расходы участника закупки расходы на юридические услуги, оказанные при обжаловании результатов закупки.

Компания приняла участие в государственной закупке. Но её заявку отклонили по причине того, что в ней не содержалась декларация о том, что участник закупки не является оффшорной компанией.

Не согласившись с таким итогом, организация обратилась за юридической помощью для обжалования результатов закупки в антимонопольном органе. На заседании регионального УФАС действия заказчика были признаны незаконными.

В судебном заседании было установлено, что привлечение представителя по ведению дела в антимонопольном органе непосредственно связаны с восстановлением права, нарушенного в результате действий заказчика по осуществлению недобросовестной конкуренции.

Таким образом, в данном случае расходы компании на юридические услуги были квалифицированы судом как убытки, которые подлежат возмещению заказчиком (Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 23 мая 2019 г. по делу N А75-10432/2018).

Если вам требуется помощь юриста по государственным закупкам, позвоните нам +7 (812) 409-49-30. Наши клиенты уже смогли получить миллионы рублей с государственных заказчиков в качестве убытков.

Добавить комментарий