Реализация имущества должника, который не в состоянии расплатиться по своим долгам, производится на торгах. Нарушения, допущенные при проведении данной процедуры, могут стать основанием для оспаривания результатов торгов. В этой статье поделимся судебной практикой по данным категориям дел.

Общие основания для отмены результатов торгов установлены статьей 449 Гражданского кодекса РФ:

  • отстранение от участия в процедуре кого-либо;
  • наибольшая предложенная цена не была принята без законных для этого оснований;
  • продажа была осуществлена ранее срока, установленного в извещении;
  • при проведении торгов были допущены существенные нарушения, которые повлекли за собой неправильное определение цены;
  • иные нарушения процедуры, отраженной в законах.

Обратиться в суд с соответствующим требованием можно в течение 1 года  со дня проведения торгов. Подать иск может любое заинтересованное лицо:

  • участники торгов;
  • лица, которые не имели возможности участвовать в публичных торгах из-за допущенных нарушений при их проведении;
  • стороны исполнительного производства;
  • иные лица, которые обоснуют свой интерес в признании недействительными торгов (пункт 70 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.11.2015 N 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства»).

1. Организатор торгов незаконно отменил уже объявленные торги в виде публичного предложения, а единственный их участник смог в суде добиться признания его победителем, заключения договора купли-продажи недвижимости и передачи её в собственность.

Компания организовала продажу имущества предприятия-банкрота в форме публичного предложения (на торги были выставлены 16 жилых помещений в Ленинградской области). Предприниматель подал заявку на участие в торгах по банкротству и перечислил задаток.

Но после того, как была подана заявка предпринимателя комитет кредиторов предприятия-банкрота принял решение отменить торги.

Участник торгов обратился в суд с требованием о признании недействительным решения организатора об отмене торгов, признании их состоявшимися, а также о признании его победителем, обязании конкурсного управляющего заключить договор купли-продажи с ним.

Суд поддержал позицию предпринимателя, указав, что продажа имущества посредством публичного предложения отличается от аукциона и конкурса: сравнение заявок не осуществляется, поскольку процедура продажи прекращается в момент регистрации первой заявки, а право собственности имущества принадлежит первому лицу, которое подало заявку  — дата окончания торгов посредством публичного предложения определяется датой подачи первой заявки.

Суд обязал конкурсного управляющего заключить договор купли-продажи имущества с предпринимателем (Решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 25 декабря 2017 года по делу № А56-63686/2017).

Но на этом судебные разбирательства по данному вопросу для предпринимателя не закончились. Теперь ему предстояло добиться от конкурсного управляющего передачи имущества и регистрации права собственности на жилые объекты.

Договор купли-продажи имущества между победителем торгов и конкурсным управляющим был заключен. Стоимость имущества в виде 16 жилых помещений в Ленинградской области договором была определена в сумме 2 868 300 рублей. Свою обязанность по оплате покупатель исполнил путем внесения денежных средств в депозит нотариуса, а продавец ключи от жилых помещений не передал и акт передачи не подписал.

Суд поддержал позицию предпринимателя в части требований о передаче имущества и обязал конкурсного управляющего передать имущество. А в части требований об обязании зарегистрировать переход права собственности – отказал, так как иск покупателя о государственной регистрации перехода права собственности подлежит удовлетворении при условии исполнения обязательства продавца по передаче имущества (Решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 11 апреля 2019 года по делу № А56-132033/2018).

Несмотря на наличие судебного решения, конкурсный управляющий не исполнил свои обязательства по передаче имущества и не предпринял действий, необходимых для регистрации перехода права собственности. Соответственно, предпринимателю пришлось повторно обращаться в суд с требованием о регистрации перехода права собственности. Суд удовлетворил исковые требования, указав, что данное решение суда является основанием для государственной регистрации перехода права собственности на спорные помещения к предпринимателю (Решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 04 февраля 2021 года по делу № А56-90994/2020).

2. Суд признал недействительными результаты торгов, так как при выставлении на торги дебиторской задолженности, неверно был определен её объем.

В силу сложившихся договорных отношений у колхоза возникла задолженность перед унитарных предприятием, которое в последствие было признано банкротом.

Дебиторская задолженность предприятия-банкрота в сумме почти 15 миллионов рублей была выставлена на торги. С дисконтом практически в 1,5 миллиона рублей лот был выкуплен физическим лицом. Деньги были перечислены гражданину судебными приставами после заключения договора цессии по результатам торгов.

Но колхоз не согласился с заявленной суммой дебиторской задолженности, выставленной на торги, и обжаловал в судебном порядке результаты торгов.

При судебном разбирательстве удалось доказать, что объем дебиторской задолженности был неверно рассчитан – фактически он составлял не 15 миллионов рублей, а 11 миллионов рублей.

Суд поддержал позицию колхоза и указал, что реализация на торгах несуществующего права влечет их недействительность. Кроме того, судом было отмечено, что цель конкурсного производства по максимальному и соразмерному удовлетворению денежных требований кредиторов должника достигается, в том числе за счет реализации имущества, поступившего в состав конкурсной массы, а допущенные при проведении торгов нарушения в виде неправильного определения размера (объема) имущества предприятия, в данном случае дебиторской задолженности, имеют существенный характер, ставящие под сомнение легитимность проведенной публичной процедуры продажи (Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 08 сентября 2020 года № Ф03-3033/2020).

3. Победитель торгов не указал в заявке о своей аффилированности к должнику – суд признал результаты торгов недействительными.

На торги были выставлены два нежилых помещения должника-банкрота, в торгах победил предприниматель, который смог выкупить их. Второй участник торгов, который из-за технических неполадок не смог подать большее ценовое предложение, оспорил в суде результаты торгов.

Суд поддержал истца, указав на факт аффилированности предпринимателя с должником: предприниматель оказался отцом директора и конечного бенефициара общества, которое в свою очередь было связано с должником, что подтверждено судебным решением по другому делу.

Предприниматель при подаче заявки не отразил в ней сведения о своей аффилированности должнику, что и стало поводом для признания результатов торгов недействительными.

Судом было отмечено, что в целях создания условий для добросовестной конкуренции законодательством при проведении торгов предусмотрен ряд ограничений, в том числе, запрещаются действия, которые приводят или могут привести к недопущению, ограничению или устранению конкуренции. Статьей 110 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» заявка должна содержать сведения о наличии или об отсутствии заинтересованности заявителя по отношению к должнику, кредиторам и о характере такой заинтересованности (Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 27 августа 2021 года по делу № А45-29016/2018).

Аналогичное решение принял суд в другом деле, где победителем торгов была признана компания, которая не указала в заявке о своей заинтересованности по отношению к должнику. Заинтересованность выражалась в том, что на дату подачи заявки на участие в торгах требование компании были включены в реестр требований кредиторов должника.

Не помог победителю торгов и тот факт, что им был заключен договор уступки прав требования к должнику со сторонней организацией. Суд отметил, что само по себе заключение договора уступки права с учетом специфики рассмотрения дел о банкротстве не свидетельствует об утрате факта заинтересованности общества по отношению к должнику после заключения гражданско-правовой сделки. Управляющий, как компетентный специалист в антикризисных отношениях, не мог не знать особенности проведения процедуры банкротства в отношении юридического лица, в частности возможность суда отказать в замене первоначального кредитора на его правопреемника (Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского от 19 июня 2019 года по делу №А27-6185/2016).

4. Победитель торгов сам оказался в процессе банкротства – результаты торгов необходимо отменить.

Московский застройщик жилого комплекса оказался банкротом и все его имущество и имущественные права были выставлены на торги. Победу в них одержало общество. Но с таким результатом не согласилась другая компания и обратилась в суд.

В судебном порядке удалось доказать наличие оснований для отмены результата торгов:

  • стоимость выставленного на торги имущества должника была существенно занижена – не соответствовала ни кадастровой, ни экспертной оценкам;
  • установлен необоснованно высокий размер задатка для потенциальных участников торгов – 20%, что указывает на ограничение конкуренции;
  • в 1 лот было объединено 36 объектов недвижимости, часть из которых являлись предметом залога, а часть оказались свободными от него, что указывает на нарушение прав кредиторов.

Кроме того, в ходе судебного разбирательства было установлено, что общество-победитель торгов само находится в процессе банкротства. Оно задолжало банку более 4 миллиардов рублей. Что свидетельствует о несоответствии общества критерию платежеспособности покупателя, который имеет серьезные намерения на приобретение имущества застройщика.

Судом было принято во внимание, что основной целью принятия специальных правил о банкротстве застройщиков является обеспечение приоритетной защиты граждан – участников строительства.

Региональными нормативными актами города Москвы жилой комплекс, строившийся компанией-банкротом, был включен в перечень объектов, которые должны были достроить силами нового застройщика.

Соответственно, признание результата торгов действительными привело бы к невозможности восстановления и защиты прав участников строительства, путем реального завершения строительства, что противоречит смыслу и целям специального правового регулирования банкротства застройщиков (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 30 января 2019 года по делу № А40-53873/2017).

5. Суд отменил результаты торгов, по которым были совершены сделки, направленные на вывод ликвидного актива компании-банкрота.

В активе компании-банкрота имелось право требования к физическому лицу – руководителю этой компании, который был привлечен к субсидиарной ответственности. Данная дебиторская задолженность в размере более 21 миллиона рублей была выставлена на торги и приобретена другим гражданином (Покупатель-1) за 174 000 рублей. И в течение месяца права требования по этой задолженности были перепроданы другому физическому лицу (Покупатель-2).

Конкурсный управляющий решил оспорить в судебном порядке результаты торгов, усмотрев в действиях Покупателей и бывшего руководителя компании-должника стремление вывести из конкурсной массы  банкрота единственный ликвидный актив.

Суд поддержал конкурсного управляющего, признал результаты торгов недействительными, обязал вернуть в конкурсную массу банкрота права требования по дебиторской задолженности, а Покупателю-1 вернуть из конкурсной массы 174 000 рублей.

Судом при принятии решения было учтено следующее:

  • положение о порядке продажи имущества должника не было утверждено судом, о чем могли узнать Покупатели из открытых источников судебной системы;
  • Покупатель-1 и Покупатель-2 были аффилированы с бывшим руководителем компании-банкрота, что было подтверждено фактом судебного представительства по другим делам одним и тем же представителем и Покупателей, и бывшего руководителя;
  • совершение перепродажи дебиторской задолженности в короткие сроки – менее 1 месяца после покупки.

Суд пришел к выводу о том, что стороны спорных сделок действовали со злоупотреблением правом при заключении договоров как единой сделки, представляющей собой схему вывода единственного ликвидного актива должника (право требования к физическому лицу в размере 21 883 193,67 руб.) путем его отчуждения с целью недопущения его передачи ФНС России (Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 21 июня 2021 года № Ф06-37166/2018).

Добавить комментарий